Пушки, девочки… и ампутированные пальцы

  • 8 Апр, 2016
    | Текст: Антон Конрад

Бельгийский фотограф Антон Кюстерс (Anton Kusters) — специализирующийся на длительных проектах, созданных на основе изображений, видео и слов.

Так же работает графическим дизайнером, возглавляет интерактивное агентство и является креативным директором журнала «BURN».

Антон Кюстерс провел два года в Японии, фотографируя жизнь одной из самых знаменитых преступных организаций мира – якудзы. Публикуем фрагменты его фотоальбома Odo yakuza Tokyo.

Проект «893-якудза» — личный визуальный рассказ о жизни внутри недоступной субкультуры: традиционной японской преступной семьи, управляющей улицами района Кабукичо (Kabukicho), в центре Токио. 1 год на вход, 2 года на фото. После того, как Антон Кюстерс получил возможность жить в банде, он смог снять вещи, которые никогда не увидит обычный человек — деловые встречи, походы в баню, ночные клубы и даже похороны.

Якудза Антон Кюстерс (Anton Kusters)

«Может быть, кости мои выбелит ветер… Он в сердце холодом мне дохнул» . Уличный солдат якудзы агрессивно демонстрирует свои традиционные татуировки, свидетельствующие о принадлежности к семье. Кабукитё, Синдзуко, Токио, 2010

 

Якудза Антон Кюстерс (Anton Kusters)

В баре отеля в Ниигате я постепенно начинаю замечать едва уловимое социальное взаимодействие, происходящее вокруг: интонации, голоса, жесты, едва заметные перемены выражений лиц. публика исчезает, чтобы освободить место для «крестного отца», намеревающегося выпить чашечку кофе.

Якудза Антон Кюстерс (Anton Kusters)

«Неподвижно висит темная туча в полнеба – видимо, молнии ждет». Ямамото Кайто в окружении телохранителей идет в свой офис по городскому району, который он контролирует. 2009

 

Перемещения людей происходят очень организованно, но в то же время естественно. Как ни странно, я не нуждаюсь в подсказке, как мне себя вести я почти физически чувствую границы дозволенного. Шаг за шагом я начинаю понимать, когда мне можно выйти вперед, а когда лучше держаться в тени. Под пронизывающим взглядом телохранителя я остро ощущаю, что иду по лезвию ножа.

Якудза Антон Кюстерс (Anton Kusters)

«О, сколько их на полях! Но каждый цветет по-своему. В этом – подвиг цветка». Соитиро демонстрирует свои татуировки. 2009

 

В первый раз я встретил члена якудзы на улицах Кабуките. Мы сидели в кафе с моим братом. До того момента наши представления о якудзе не отличались от расхожего штампа: безумные татуированные гангстеры, бегающие с мечами и пистолетами, готовые при первой же возможности всадить в кого-нибудь пулю. Но этот парень был одет в хороший костюм, вел себя вежливо и уверенно. Его звали Соитиро.

В ответ на прямой вопрос он улыбнулся: В наши дни такое случается редко убивать. Обратите внимание: редко… Мы спросили у него позволения пофотографировать его и других членов семьи Синсэйкай. Он согласился помочь в переговорах.

Якудза Антон Кюстерс (Anton Kusters)

Весной 2009 года я впервые отправляюсь на съемку. Это пятичасовая утренняя автомобильная поездка в тюрьму Ниигаты, где в тот день двое членов семьи выходят на свободу. Встретить их отправляется вся семья. Я еду в машине, за рулем которой Нитто-сан, старший босс семейства. Его взгляд прожигает мне внутренности, пока Соитиро шепотом подсказывает мне, что делать. Сказать «Ёросику о-нэгаи симас». Поклониться. Крепкое рукопожатие.

Якудза Антон Кюстерс (Anton Kusters) Якудза Антон Кюстерс (Anton Kusters)

«Едва-едва я добрел измученный до ночлега, и вдруг – глициний цветы!». Ямамото Кайто (второй по старшинству в семье) и два других члена якудзы в японской бане. Сегодня во многие бани люди с татуировками не допускаются. Вверху: Ямамото Кайто в руках мастера татуировок Хори Синсэя. Процедура занимает около ста часов. Лишь несколько мастеров в настоящее время владеют этим редким искусством. 2009–2011

 

В это первое утро мы начали привыкать друг к другу. Они увидели, как я работаю, как себя веду, как двигаюсь, как предпочитаю не вмешиваться и не командовать. В то же время и я начинаю понимать, что для них приемлемо, а что нет, когда мне можно снимать, а когда лучше быть незаметным. Оглядываясь на эти два года, я понимаю, что месяцев десять из них потратил на поиски баланса между журналистской беспристрастностью и деликатностью гостя.

Все детали, которые я ловлю краем глаза запонки, ухоженные руки, прически, отсутствующие мизинцы, кожаные ботинки, сшитые на заказ костюмы, кричат мне: Внимание! Метафора о повисшем в воздухе напряжении приобретает почти буквальный смысл. А для тех, кто не чувствует важность момента, есть одно место в горах, в паре часов пути, откуда не возвращаются.

Якудза Антон Кюстерс (Anton Kusters)

«На старом поле битвы летние травы, где герои исчезли, как сон». Конверт с символическим договором, разрешающим съемку. Договору предшествовали консультации с обсуждением мельчайших деталей проекта, которые длились целый год. 2009

 

Фотоальбом Odo Yakuza Tokyo не о преступлениях японской мафии. Это мое личное свидетельство об очень изощренной и малопонятной на первый взгляд системе жизни. И хотя в этой системе плохого, видимо, значительно больше, чем хорошего, я все же считаю, что не вправе никого судить. Я стараюсь оставаться открытым для впечатлений, чтобы узнать о человечестве как можно больше раз уж мне выпали эти мимолетные мгновения жизни

Якудза Антон Кюстерс (Anton Kusters)

«Обернись же! Ведь и моя унылая осень подходит к концу». Нитто-сан, непосредственный начальник Соитиро, едет в тюрьму Ниигаты встретить двух членов семьи, выходящих в этот день на свободу. 2009

 

Якудза Антон Кюстерс (Anton Kusters)

«О, беспощадный рок! Ппод этим славным шлемом теперь сверчок звенит». Члены семьи возжигают благовония на алтаре во время традиционных японских похорон главы семьи, Миямото-сан. 2011

 

Якудза Антон Кюстерс (Anton Kusters)

«О, не думай, что ты из тех, кто следа не оставил в мире! Поминовенья день». Раз в год высокопоставленные боссы семьи отдают дань уважения могилам усопших членов клана. 2011

 

Якудза Антон Кюстерс (Anton Kusters)

«Тишина кругом проникает в сердце скал. Легкий звон цикад». В тайном тренировочном лагере якудзы подъем в пять утра, после чего следует час медитации на морском берегу под руководством фехтовальщика-самурая Накаты Синсэя

 

Якудза Антон Кюстерс (Anton Kusters) Якудза Антон Кюстерс (Anton Kusters) Якудза Антон Кюстерс (Anton Kusters) Якудза Антон Кюстерс (Anton Kusters) Якудза Антон Кюстерс (Anton Kusters) Якудза Антон Кюстерс (Anton Kusters) Якудза Антон Кюстерс (Anton Kusters) Якудза Антон Кюстерс (Anton Kusters) Якудза Антон Кюстерс (Anton Kusters) Якудза Антон Кюстерс (Anton Kusters) Якудза Антон Кюстерс (Anton Kusters) Якудза Антон Кюстерс (Anton Kusters)

 

Подписывайтесь на Квибл в Viber и Telegram, чтобы быть в курсе самых интересных событий.

  • Последние записи

  • Больше из архива Чтиво