Голосами этих людей озвучиваются голливудские актеры

Интервью с актерами дубляжа, озвучивающими для российского проката голливудских звезд.

Они рассказали, в чем специфика их работы и помогают ли им в обычной жизни «голоса» известных актеров.

Голосами этих людей озвучиваются голливудские актеры

Западные фильмы в абсолютном большинстве российских кинотеатров идут в полном дубляже, и порой голоса актеров озвучки прочно ассоциируются у отечественного зрителя с голливудскими актерами — Брэдом Питтом, Томом Крузом, Сильвестром Сталлоне, Анджелиной Джоли, Кэмерон Диас, Леонардо Ди Каприо и другими.

При этом зачастую россияне не знают, какими голосами на самом деле разговаривают звезды. Издание The Village поговорило с актерами дубляжа о том, помогает ли известный голос решать бытовые проблемы, нужно ли переодеваться при озвучке и виделись ли они с голливудскими звездами, за которых разговаривают годами.

 

 

Татьяна Шитова (голос Кэмерон Диас, Скарлетт Йоханссон и Натали Портман)

Я начинала с озвучивания массовых сцен. Все происходит, как на съемках массовки: набирается группа людей, которая изображает шум толпы и отголоски речи. Потом мне доверили озвучивать отдельные фразы и эпизоды, а со временем появились и небольшие роли.

Мне близки все три актрисы, которых я озвучиваю: и Кэмерон Диас c ее образом независимой современной девушки, и Натали Портман с ее утонченностью и рафинированностью, и Скарлетт Йоханссон с ее героизмом, особенно в эпопеях «Мстители» и «Железный человек». Я же актриса, мне нравится быть разной, озвучивать кого-то одного было бы скучно.

 

 

Голоса у этих актрис, конечно, разные. У Кэмерон Диас нагловатый голосок, у Натали Портман — нежный и щебетливый, а у Скарлетт Йоханссон — низкий, с хрипотцой. Моя задача — не копировать тембр, а сделать так, чтобы озвучка совпала с характером персонажа. В дубляже все как в театре или кино — когда играешь, ты должен совпасть с материалом и донести до зрителей то, что имел в виду режиссер.

Актеров дубляжа отбирают из США, причем периодически происходят перекастинги, потому что голоса людей склонны изменяться. Например, после родов у актрисы может появиться другой тембр, да и вообще с годами голос «взрослеет». По какой-то технической причине в «Черном лебеде» Натали Портман озвучивала не я. Потом провели перекастинг, и прокатчики вернули меня в качестве голоса актрисы.

 

Некоторые любят критиковать дубляж: мол, те, кто озвучивают фильмы, занимаются отсебятиной, дают неточный перевод, делают все тяп-ляп. На это я могу сказать только одно: не надо искать блох. Если у вас есть возможность смотреть оригинал — смотрите. Но английский знают не все, а дубляжом в России уже давно занимаются профессионально. На озвучке больших картин часто присутствует американская сторона, весь перевод и адаптированные шутки утверждаются у них.

Когда я озвучивала Кэмерон Диас в мюзикле «Энни», запись полностью контролировал представитель создателей фильма. Он подсказывал, что и в каких сценах происходит с героиней, где и как нужно спеть. В итоге эту мою работу прокатчики очень хвалили и даже показывали как пример актерам дубляжа в других странах.

 

Лично я ни с кем из актрис не общалась. Видела Скарлетт Йоханссон на премьере первых «Мстителей» в Москве, но подходить не стала. Что я ей скажу? «Здравствуйте, я вас дублирую»? Кроме того, я часто озвучиваю интервью Скарлетт и знаю ее мнение по разным вопросам. Не думаю, что у нас есть повод для личной встречи. Да и самим голливудским актрисам такое общение вряд ли нужно.

 

 

Владимир Антоник (голос Сильвестра Сталлоне, Арнольда Шварценеггера, Мэла Гибсона и Харрисона Форда)

Каждый мужчина в глубине души хочет видеть себя героем, так что мне в этом смысле повезло. Благодаря работе в дубляже у меня есть возможность хотя бы на время перевоплотиться в Сильвестра Сталлоне или Арнольда Шварценеггера, поверить, что я выгляжу, говорю и двигаюсь так же, как они. Хотя с профессиональной точки зрения мне ближе Мэл Гибсон и Харрисон Форд.

Они очень органичные актеры, и я понимаю все, что они делают в кадре, мне с ними уютно. Еще я бы с удовольствием озвучил Кевина Костнера, но почему-то он проходит мимо меня. Наверное, кто-то делает это лучше.

 

 

Мэла Гибсона я впервые озвучил в фильме «Гамлет». Это была работа не из легких: перевод стихов дублировать сложнее, чем обычную речь, и мы записывали фильм 40 часов. Я даже скинул несколько килограммов. С другой стороны, эта роль стала для меня актерским подарком — сыграть Гамлета вживую мне уже вряд ли удастся. В кино это многие делали, повторяться ни к чему, а в спектакле в силу возраста я могу сыграть только тень отца — Гамлет все-таки юный человек.

 

В театре или кино есть режиссеры, которые показывают, как надо сыграть эпизод, произнести ту или иную фразу, интонировать. Задача актера — повторить это. Звезды, которых я озвучиваю, для меня — такие же режиссеры. На экране они показывают мне, как надо, а я пытаюсь это копировать, пропустив через себя. Как артист ты, может быть, сыграл бы эту сцену по-другому, но поставлен в рамки, в которых не должен своевольничать.

Бывают очень хорошие актеры, которые не могут работать в дубляже. Проблема в том, что они стараются все переделать или добавить что-то свое, а это совсем не нужно — рисунок роли уже давно сделан.

 

У меня нет рабочей формы для дубляжа, но какие-то моменты, связанные с одеждой, я все же учитываю. Например, стоишь в пиджаке, а твой герой бегает в спортивном костюме. В этом случае пиджак все-таки стоит снять. И сразу меняется пластика, самоощущение и, соответственно, голос. Я не люблю, когда мне говорят: «Произнеси фразу, но дышать не надо. Звук дыхания мы возьмем из оригинальной озвучки фильма».

Возникает вопрос: если не дышать, как же тогда играть? Делать вид, что дышишь, тоже неправильно — сразу чувствуется фальшь.

 

Ни с кем из артистов, которых я озвучиваю, я не виделся. Они к нам редко приезжают, а мне недосуг. Да и им, по-моему, это малоинтересно: их фильмы разносятся по всему свету, не будут же они знакомиться с каждым актером дубляжа. Хотя мне кто-то рассказывал, что Шварценеггер посмотрел фильм в моей озвучке, и ему понравилось даже больше, чем в оригинале.

Но я не верю, мне кажется, это просто байка. Я снимающийся актер и в свое время наивно полагал, что сейчас мы дублируем иностранных звезд, а потом они будут озвучивать нас. Пока не дождался.

 

 

Всеволод Кузнецов (голос Брэда Питта, Антонио Бандераса, Тома Круза и Киану Ривза)

Первый раз я встал к микрофону в двадцать пять лет — в 1991 году озвучивал крокодила в мультсериале «Русалочка». Тогда я работал педагогом в Щепкинском училище, там же находилась студия дубляжа. Создатели сериала искали молодых артистов, я показал, что умею разговаривать разными голосами, и меня утвердили. Сначала озвучил один эпизод, потом второй, третий… После «Русалочки» был сериал «Чокнутый» — так все и закрутилось.

Брэда Питта я впервые озвучил в фильме «Знакомьтесь, Джо Блэк», так что эта картина мне особенно дорога. Нужно было говорить сразу за двух персонажей — молодого парня и смерть, которая пробует жизнь на вкус. Тогда мне удалось порепетировать, посмотрев фильм перед дубляжом. Сейчас, к сожалению, получается не всегда. Из-за режима секретности иногда картину заранее не показывают даже тем, кто ее озвучивает.

 

 

«Сотрудничество» с Антонио Бандерасом началось для меня с кота в сапогах из «Шрека». Это мультяшный персонаж, в нем много всего намешано, но, безусловно, все черты его характера есть и в самом актере — например, хвастовство. Как и любой артист, Бандерас при озвучивании заострял свои отрицательные качества, и я тоже старался искать в себе эти краски.

Понятия «прикрепленный голос» в нашей профессии нет. Но большинство режиссеров и прокатчиков стараются использовать артистов, которые уже озвучивали того или иного иностранного актера, — зритель же привыкает. В то же время были случаи, когда Киану Ривза или Брэда Питта озвучивал кто-то другой. Это рабочие моменты, я в таких ситуациях не обижаюсь.

 

Из всех актеров, которых я озвучиваю, мне ближе всего Брэд Питт. Он находится в постоянном поиске, не идет проторенными путями и всегда придумывает что-то неожиданное. Голливуд ему навязывает имидж красавчика, а он не боится быть смешным или уродливым, как, например, в фильме «Загадочная история Бенджамина Баттона». Этот фильм мы писали в три присеста и задом наперед: в первый день — молодого героя, во второй — стареющего, а в третий дублировали закадровый текст рассказчика.

С самим Питтом мне пообщаться не удалось. У меня была возможность познакомиться с Томом Крузом, но я на это не пошел: встречу организовывал один из российских телеканалов, и у меня были подозрения, что все это не просто так. Конечно, хочется пообщаться, но не перед камерами.

Я спокойно отношусь к тому, что я озвучиваю персонажа, а все лавры достаются иностранному артисту — мое самолюбие это не задевает. К тому же, сидя в кинозале, я часто вижу, что люди смеются или реагируют именно на голос, — это приятно. Иногда зрители пишут мне в социальные сети, благодарят за дубляж. В такие моменты понимаешь, что старался не зря.

 

 

Ольга Зубкова (голос Анджелины Джоли)

Впервые я озвучила Анджелину Джоли в фильме «Мистер и миссис Смит» в 2005 году. На эту роль меня пригласил режиссер дубляжа Всеволод Кузнецов. Он уже знал, как звучит мой голос, и решил попробовать. Так у нас и появилась местная Бранджелина: Всеволод был Брэдом Питтом, а я  — Анджелиной Джоли. С тех пор мы с этой актрисой растем вместе. Исключение составляет только фильм «Малефисента», в котором я не принимала участия: студия «Дисней» озвучивала картину в Санкт-Петербурге, и там была другая актриса.

Джоли приезжала в Россию на премьеру фильма «Солт», но организаторы не посчитали нужным пригласить меня. Я на них не в обиде — ну, не встретились мы с Анджелиной, не узнала она, кто ее озвучивает в России, ну и что. Может, это и к лучшему: живет себе спокойно, а то увидела бы во мне конкурентку, разволновалась, лила бы слезы. Джоли одна, а стран очень много. Что было бы, если бы она встречалась со всеми актрисами, которые ее когда-либо озвучили? Я бы на ее месте тихо сошла с ума и уехала бы жить в пустыню.

 

 

К Джоли я отношусь абсолютно спокойно. И у нас, и в Голливуде есть актрисы лучше и масштабнее. Во многом известность она получила благодаря своей красоте, а это вещь очень субъективная. Моя задача — сделать все, чтобы зрителям, которые придут смотреть фильм, было приятно не только видеть ее, но и слышать. Мне приходит много отзывов о том, что наши с ней работы — ее внешность и мой голос — совпадают и не вызывают у людей дискомфорта. Это здорово, значит, мы друг другу в этом смысле подходим.

 

Для меня самый интересный фильм с Анджелиной Джоли — «Подмена». Там ее героиня теряет ребенка и весь фильм пытается его найти. Такую Джоли я больше не видела нигде. Мы привыкли, что эта девушка бегает, дерется и проворачивает какие-то аферы, а в этой картине она — женщина и мать, которая попала в страшную ситуацию. Еще в феврале выйдет фильм «Лазурный берег», где Джоли играет с мужем, Брэдом Питтом. Не буду раскрывать все карты, но Анджелина там тоже совсем другая.

 

Мой голос — голос Ольги Зубковой — отличается от голоса Анджелины Джоли. В обычной жизни я разговариваю выше, чем героини, которых озвучиваю, и лучше всего эту разницу замечает мой сын. Когда я пытаюсь сделать ему замечание, он восклицает: «Мама, я слышу, как ты разговариваешь со мной из телевизора!» Не знаю, что происходит, но, когда я озвучиваю Анджелину, мой голос меняется, становится более сексуальным и низким. Если я вдруг случайно, покупая хлеб в магазине, перехожу на этот тембр, люди обычно приходят в смятение. Первые несколько предложений они даже не слушают, что я говорю, а пытаются понять, где слышали эту интонацию.

 

Лучше всего голос Анджелины, конечно, действует на мужчин. Однажды мне понадобилось прибить порожек у двери. Я позвонила в компанию, поговорила с диспетчером, и вместо одного мастера ко мне приехали двое. Оказалось, один из них — начальник, который, услышав мой голос, захотел увидеть, кому он принадлежит. Мне было приятно, да и порожек они хорошо прибили.

После того как я стала озвучивать Анджелину Джоли, моя жизнь не изменилась: я как была счастливой, так и осталась. Единственное — голос стал более узнаваем, да и в посиделках с друзьями появились шутки на тему Джоли. Иногда я вздыхаю: «Вот бы мне губы как у Анджелины!» — и сразу начинается хохот. Друзья говорят: «Тебе и так хорошо, а Джоли пусть сама свои губы носит!».

Подписывайтесь на Квибл в Viber и Telegram, чтобы быть в курсе самых интересных событий.